Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

«Все, кто был – не забудут. Все, кто не был, будут жалеть о том…» (археологическая практика студентов-историков)

«Все, кто был – не забудут. Все, кто не был, будут жалеть о том…» (археологическая практика студентов-историков)

Древние черепки и бусинки, монетки и котелки – археологию называют самой романтической отраслью исторической науки. Как это заманчиво и волшебно – открывать тайны, сокрытые в глубине земли, ощутить дыхание веков, унестись мыслями в дебри истории…

С 8 по 21 июля у студентов, окончивших 1 курс по направлению «История», прошла традиционная летняя археологическая практика. Одна группа студентов побывала на раскопках в Великом Новгороде, вторая – в Клязьминским заказнике в Южском районе.

Своими впечатлениями о кропотливом и радостном труде археолога  поделились Олег Пашкин и Елена Медведева, студенты исторического факультета.

Олег Пашкин: «Мне посчастливилось проходить археологическую практику в составе Ивановской археологической экспедиции под руководством доцента кафедры истории России Елены Леонидовны Костылёвой и начальника археологической экспедиции Вадима Александровича Аверина.

Палаточный лагерь экспедиции расположился на берегу живописного озера Долгое. Недалеко от лагеря находился раскоп мезолитической стоянки «Долгое-12», на которой около восьми тысяч лет назад некоторое время проживали люди. Они не знали еще ни глиняной посуды, ни металла. Занимались охотой и рыболовством. Вот с такой древностью нам пришлось соприкоснуться.

Копали мы небольшими заточенными лопатками тонкими горизонтальными зачистками. Иногда что-то звякало, и из-под лопаты выскакивал кремневый отщеп или пластинка. Реже попадались нуклеусы или нуклевидные куски, с которых и скалывали пластинки и отщепы. Кому-то повезло: на просеве отработанной земли нашелся микро-скребок, которым, возможно, мезолитическая женщина обрабатывала шкуры.

Все эти предметы являются непосредственными остатками той жизни, что проходила на берегу озера 8 тысяч лет назад.

Кроме работы на раскопе, было много дел и в самом лагере: надо было приносить из родника воду, заготавливать дрова, готовить еду на сложенной из кирпичей печке. Готовили для всего лагеря дежурные, которые регулярно сменялись на протяжении всего пребывания в экспедиции. Мне также удалось принять на себя дежурство и взять ответственность за лагерь вместе с напарником. Мы сами кололи дрова, топили печку и готовили еду. Наша практика позволила не только соприкоснуться с настоящей археологией, но еще и приобрести какие-то хозяйственные навыки, которых раньше могло и не быть.

Вечером весь лагерь традиционно садился у большого костра и подводил итоги дня под звуки гитары и прекрасные песни. Это лучшее, что было в моей жизни!

Экспедиция заставила посмотреть на некоторые вещи более ответственно и помогла сплотиться коллективу, ведь без взаимопомощи и коллективизма у нас ничего бы не вышло. Очень хочется вернуться назад!»

Елена Медведева: «Наша практика проходила в Великом Новгороде на территории Свято-Юрьева монастыря. Руководителем практики от университета был доцент кафедры истории России Аркадий Владимирович Степанов, а начальником принимавшего нас архитектурно-археологического отряда Новгородской экспедиции Института археологии РАН был член-корреспондент РАН Владимир Валентинович Седов.

Монастырь расположен на окраине города, недалеко от истока Волхова из Ильмень-озера. На противоположном берегу Волхова находится Городище (с начала XIX века именуемое «Рюриково городище») – древнее поселение словен, которое, начиная с Рюрика, неоднократно становилось княжеской резиденцией.

Раскопки проходили возле южного фасада Георгиевского собора, построенного в XII веке. Жили мы в монастырских кельях, питались в трапезной. Поначалу казалось, что не смогу привыкнуть к новым условиям жизни, но уже на второй или третий день время понеслось так быстро, что маленькие неудобства постепенно становились незаметными. У нас было довольно строгое расписание, вставали мы в семь и до шести пропадали на раскопках. Было так интересно, что даже плохая погода не могла оторвать от изучения тайн древнего собора. Самое сложное во всей работе – снимать грунт лопатами. Мы же не сразу начинаем работать кисточками. Первоначально я радовалась каждой находке как подарку. Не скрою, что с трепетом держала в руках кусочек зеленой фрески, которая когда-то была частью целой композиции, украшавшей стены собора в течение нескольких веков. Эти ощущения трудно передать. Впоследствии, по мере получения опыта, стала к этому относиться все более сдержанно.

Во время работы нам удалось раскопать много вещей, в основном это были кусочки фресок и различные кости. Также мы нашли застежку для книги домонгольского времени, рыболовный крючок. Все находки доставлялись в лабораторию, где они подвергались камеральной обработке (помывка, шифровка, систематизация и проч.). Самыми интересными находками стали шесть саркофагов, найденных у входа в храм и под полом церкви. Сначала их расположение вызывало у нас непонимание. Разгадать эту загадку нам помог В.В. Седов. Он рассказал нам о том, что это было сделано для того, чтобы погребенные могли соединиться с другими членами общины во время молитвы.

После тяжелой рабочей недели у нас было два выходных дня. Чаще всего мы всей группой отправлялись на прогулку в Великий Новгород, чтобы увидеть своими глазами стены новгородского кремля, храм Святой Софии и памятник тысячелетию Руси. А когда возвращались, нас ждали великолепные вечерние закаты у стен монастыря.

Практика – это трудное и ответственное испытание. Но оно стоит потраченных на него усилий, потому что возможность прикоснуться к истории своей страны предоставляется очень редко».

gjD00UmJ7sQ.jpg

GQ287bLj9XU.jpg

EYVxebz7CtQ.jpg

8tD6koDwNDE.jpg

mT1EXAZQnmo.jpg

mSogN_aReHE.jpg

iTomP0T1Fe4.jpg